А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Антониорроблес

Сказки города Цветных Ленточек


 

Тут находится электронная книга Сказки города Цветных Ленточек автора Антониорроблес. В библиотеке blikwomen.com.ua вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Сказки города Цветных Ленточек в формате txt или fb2, свободно, без регистрации и без СМС.

Размер арихва с книгой Сказки города Цветных Ленточек = 200.48 KB

Сказки города Цветных Ленточек - Антониорроблес => скачать бесплатную электронную книгу





Антониорроблес
Сказки города Цветных Ленточек




«Антониорроблес. Сказки Города Цветных Ленточек »:
Антониорроблес
Сказки города Цветных Ленточек




Город Цветных Ленточек — небольшой и очень уютный городок. В нем можно увидеть много интересного: белые дома с зелеными и голубыми ставнями от солнца, маленькую площадь с фонтаном посередине и высокую колокольню, на верхушке которой примостился железный петушок-флюгер. Но самое главное, Город Цветных Ленточек — это родной город Ромпетаконеса и Асулиты.
Кто такие Ромпетаконес и Асулита?
Мальчик и девочка, брат и сестра.
Ромпетаконес на два года старше Асулиты. Образцовым ребенком назвать его нельзя. Ведет он себя не то чтобы совсем плохо и не то чтобы совсем хорошо, а скорее средне. В общем, это добрый мальчик, который все же не прочь и поозорничать, никому не причиняя зла.
На голове Ромпетаконес носит соломенную шляпу с зеленой лентой и узенькими полями. Для пущей красоты он заткнул за ленту вилку — вместо птичьих перьев, которыми украшают иной раз свои шляпы взрослые.
Что касается Асулиты, то, куда бы она ни пошла — на прогулку или в школу, — в волосах у нее обязательно торчит огромный бант, очень похожий на бабочку.
Асулита и Ромпетаконес — дети одной доброй сеньоры и одного сеньора. Не помню, чем он сейчас занимается, кто он — доктор, каменщик, учитель, продавец, адвокат, военный или крестьянин, — знаю только, что это хороший, трудолюбивый человек и счастливый отец двоих детей.
Сколько разных приключений и историй случилось с этими детьми! Кое-какие стоят того, чтобы о них рассказать.

В благодарность за услугу
помогает ветер другу


Так вот, друзья мои, как я уже вам говорил, Ромпетаконес не из тех мальчишек, которые швыряют камнями в уличные фонари и разоряют птичьи гнезда. Правда, и он не прочь налить воды в проколотый мячик и, когда подойдет кто-нибудь из приятелей, сжать резину, чтобы из дырочки прямо им в лицо неожиданно брызнула струйка. Мальчик он, конечно, проказливый и озорной, однако и хорошего в нем немало.
А теперь послушайте, какая история вышла у Ромпетаконеса с доном Вихрем: давайте назовем так ветер — этого беспокойного невидимку, который носится туда и сюда и знай себе дует на все, что ему попадается на пути, — на людей, на деревья, на оконные стекла, тут уж он долго не разбирается.
Так вот, однажды дон Вихрь явился в Город Цветных Ленточек, то есть, попросту говоря, в родном городе Ромпетаконеса поднялась буря. И, само собой понятно, как только дон Вихрь появился, он первым делом сорвал с трех прохожих шляпы. Шляпы покатились по улице с такой скоростью, словно они велосипеды на гонках, а за ними со всех ног побежали их хозяева. Потом дон Вихрь подхватил бумажки с тротуара и нарисовал ими в воздухе что-то похожее на улитку, а затем разбил стекла в восьми окнах подряд. Звон при этом раздался такой, будто он сыграл на них гамму: «до-ре-ми-фа-соль-ля-си-до».
В заключение дон Вихрь растрепал деревья и женщин и вывернул наизнанку несколько зонтиков.
Так он резвился и безобразничал весь день. А когда наступила ночь, дон Вихрь вдруг застонал и заплакал, да так жалобно: «Айййй!.. Ойййй!.. Уйййй!.. Ууууу!..».
Асулита слушала, слушала, а потом отправилась в комнату, где спал брат.
— Я никак не могу уснуть, — сказала она. — Все время кажется, будто дон Вихрь жалуется на что-то, и мне очень грустно. Наверное, он искололся в темноте о стрелки на флюгерах.
— Ты права, — ответил Ромпетаконес, — но не беспокойся, я чтонибудь придумаю.
И в самом деле, когда пришло утро, он взял молоток, вылез через чердачное окно на крышу, оттуда перебрался на соседний дом, прошел по крышам еще трех зданий и наконец увидел флюгер. Мальчик постукал молотком по острому концу стрелки и затупил ее.
— Вот тебе, вот тебе за твои проделки! — приговаривал он. — Не колись, не колись! Ты же слышишь, что ветер плачет, а все колешь и колешь его целую ночь напролет. Нехорошо это!
Потом он перебрался по домам Солнечной улицы на другие крыши и затупил стрелки еще на двух флюгерах.
Днем, когда Ромпетаконес возвращался из школы домой, на него вдруг налетел дон Вихрь и сорвал с головы мальчика шляпу. Однако тут же вернул ее на место, и Ромпетаконес услышал, как ветер смущенно пробормотал:
— Ах, что же это я! Ведь это тот самый мальчик, который за меня вступился!
Дон Вихрь больше не стонал и не плакал. Он весело носился по улицам и, когда ему попадалась какая-нибудь бумажка, начинал ее подбрасывать и гонять, словно мячик. Заметив, что ветер очень увлекается этой игрой, Ромпетаконес смастерил для него бумажные самолетики, и дон Вихрь два дня подряд только и делал, что запускал их то в одну сторону, то в другую, как маленький.
Но давно известно, что ветер — ужасный непоседа и вечный странник, поэтому на третий день утром жители Города Цветных Ленточек обнаружили, что его и след простыл.
А Ромпетаконес думал, что дон Вихрь по-прежнему озорничает в городе, и, собираясь в школу, натянул свою шляпу на самые уши. Однако стоило ему выйти из дому, как он немедленно стащил ее с головы и в спешке чуть уши себе не оторвал. Жара стояла страшная, листья на деревьях повисли и совсем не шевелились.
«Где сейчас дон Вихрь? — подумал мальчик. — В какой уголок света он улетел? Может, играет теперь с песком где-нибудь в пустыне или с волнами на море, а может, с колосьями и травами в поле! Кто знает!»
Прошло немало времени, наступил день рождения Ромпетаконеса, и отец подарил ему огромного воздушного змея, на котором было нарисовано солнце с веселыми глазами и большим, улыбающимся ртом. Все бы хорошо, да только погода в тот день выдалась самая безветренная, а Ромпетаконесу не терпелось проверить, как летает его новый змей. Он позвал двух своих приятелей, и они зашагали по главной улице за город, в поле.
По пути им встретились еще шесть школьников.
— Пойдемте-ка поглядим, как это Ромпетаконес запустит своего змея, ветра-то нет, — сказали они.
И вот что интересно: те же самые слова следом за ними произнесли пять портних, которые вышли из своей мастерской на улицу, три парикмахера, которые запирали свою парикмахерскую, восемь каменщиков, которые возвращались с работы, и семь почтенных дам и сеньоров, которые прогуливались, чтобы нагулять аппетит к ужину.
— Пойдемте-ка поглядим, как этот мальчик запустит змея без ветра, — сказали они.
Когда все вышли за город, Ромпетаконес принялся запускать своего змея. Но сколько он ни старался, все напрасно. Мальчик бегал туда-сюда как угорелый и тянул за веревку, а его друзья бежали следом, поддерживая змея с двух сторон. Может, какой-нибудь случайный порыв или хотя бы легкий вздох ветра подхватит его и поднимет в воздух?
Порой казалось, что змей уже поднимается, но стоило отпустить его, и он тотчас же с шумом хлопался на траву. И так без конца — хоть сто раз начинай все сначала.
— Вот не везет так не везет! — приговаривали все шесть школьников сразу.
— Не везет! — поддержал их парикмахер.
— Просто смешно! — высказалась одна из портних.
— Ничего у этого мальчика не вышло из его затеи, — говорили все, кто там гулял или проходил мимо по пути домой.
У бедного Ромпетаконеса от обиды даже слезы на глазах выступили. И вдруг… Как вы думаете, что вдруг случилось? Ну конечно же, на поле появился дон Вихрь.
В тот день он обретался в высоких-высоких горах и был занят тем, что перепрыгивал с одной вершины на другую и раскачивал ветки сосен. Увидев издалека, что мальчику, который вступился за него, приходится плохо, дон Вихрь не стал терять времени и помчался на выручку бедняге Ромпетаконесу.
Дон Вихрь страшно спешил. Впрочем, это не мешало ему срывать по пути шляпы со встречных. Правда, теперь он не задерживался, чтобы вернуть их на место. Не до того было!
И вот трава в поле вдруг пригнулась — по ней словно волна пробежала. Зашумели листья на деревьях.
— Смотри-ка, ветер! Поднимается ветер! — сказал каменщик.
— Да это настоящий ураган! — ужаснулся почтенный господин и бросился догонять свой цилиндр.
— Ай, мой зонтик! — завопила расфуфыренная дама, пытаясь поймать зонт, который вырвался у нее из рук.
— Прощай навеки, матросская шапочка моего малютки! — воскликнула няня, гулявшая с малышом.
Как раз в это мгновение дон Вихрь долетел до змея, и змей стремительно взмыл к голубому небу и стал подниматься все выше, выше, выше, провожаемый ликующими криками школьников, портних, каменщиков и прочей публики.
Ах, как красиво он поднимался и как радостно улыбалось нарисованное на нем солнце!
Маленький хозяин змея крепко сжимал в руках конец веревки, словно удерживал на длинном поводке высоко-высоко залетевшего аиста.
А дон Вихрь понесся обратно к горным вершинам, ласково теребя цветы и травы. Он выполнил свой долг — отблагодарил Ромпетаконеса. Змей был запущен, и честь мальчика спасена.
Домой Ромпетаконес вернулся счастливый и торжествующий. Вот и все, пролетел скворец — сказке конец.

Башмаки распевают хором
и носятся по коридорам


Так вот, друзья мои, в школе-интернате Города Картонных Лошадок, где один год жил и учился Ромпетаконес, все воспитанники, прежде чем войти в спальню, должны были разуться и оставить свои башмаки в коридоре.
Делалось это ради чистоты. Но из-за такого правила коридор, в который выходили двери спален, выглядел по ночам очень забавно. По каждую его сторону тянулся длинный-длинный ряд башмаков разной величины. Они стояли парочками и напоминали братьев-близнецов. На ночь свет в коридоре выключался, и в темноте казалось, будто башмаки хитро притаились и замышляют какие-то проказы.
Но на самом деле вели они себя очень спокойно — ни тишины, ни порядка не нарушали. Правда, иной раз перекинутся между собой словечком-другим, что верно, то верно, но совсем тихонько, шепотом. Директору интерната даже и в голову не приходило, что башмаки по ночам болтают.
Так бы оно и шло дальше, не брось один из мальчиков на пол в коридоре скомканный листок черновика. С этого круглого, как мяч, комка бумаги все и началось.
Упал он прямехонько перед правым башмаком Ромпетаконеса. А Ромпетаконес, надо вам сказать, считался во всем интернате лучшим левым крайним интернатской футбольной команды. И вот когда в коридоре, где стояли двести пар башмаков, наступила глубокая тишина, правый башмак упомянутого чемпиона не удержался от соблазна и легонько наподдал носком по комку.
Его братец-близнец возмутился:
— Ты что? Сдурел, что ли? Где это видано, чтобы башмаки сами, без ног, гоняли мяч?!
— Ничего особенного, — ответил правый башмак Ромпетаконеса. — Если хочешь знать, я давно уже об этом только и мечтаю — играть самостоятельно. Из меня классный футболист выйдет! Даром, что ли, я башмак знаменитого Ромпетаконеса? Послушай, ночью тут в коридоре скукота страшная! Почему бы нам иногда не погонять мячик?
— Я-то лично не возражаю, — сказал левый башмак, — только давай спросим остальные пары. Может, они не захотят.
— Еще как захотят! Чего там спрашивать! Гляди!
Тут правый башмак Ромпетаконеса сделал шаг вперед, к бумажному комку, и снова по нему ударил, на этот раз посильнее — так, что комок перелетел на другую сторону коридора. Башмак, стоявший напротив, получив этот «мяч», ужасно обрадовался и немедленно отправил его носком налево. И комок стал летать по коридору, туда-сюда, тудасюда… зигзагами, точно как идут шнурки в ботинках: с одной стороны на другую, от дырочки к дырочке.
Увидев это, правый башмак Ромпетаконеса закричал:
— Подождите, подождите! Давайте сыграем по всем правилам. Я буду капитаном первой команды. Кто хочет быть капитаном второй — выходи!
Из противоположного ряда выступил вперед один башмак, и каждый из капитанов отобрал себе по десять игроков.
Выбирать им было нетрудно, ведь они столько раз видели, как кто из башмаков играет, когда мальчики бегали по футбольному полю.
Видели? Разве башмаки видят? Конечно, на что же у них тогда верхние дырочки с пистонами? А концы развязанных шнурков заменяют им руки.
Команды вышли на середину коридора, а остальные сто семьдесят восемь башмаков вместе с несколькими тапочками, шлепанцами и парочкой мышей расположились вдоль его стен. Они были зрителями-болельщиками и, когда кто-нибудь из футболистов забивал гол, радостно вопили, стучали подошвами об пол и размахивали шнурками.
С тех пор так и повелось: каждую ночь в коридоре разыгрывался футбольный матч с участием маленького бумажного комка, который на день прятали в темном углу и о котором его бывший хозяин, школьник младшего класса, давно успел забыть.
Скоро команд стало уже шесть: две — башмаков большого размера, две — среднего и две — маленького. И вот что особенно смешно: играли башмаки с таким азартом, что к концу матча все, как один, бегали с высунутыми языками. Поглядели бы вы только на эти языки! Висят, чуть по полу не волочатся, как у пса, который долго-долго гнался за зайцем.
Не думайте, что башмаки только в футбол играли, им так понравилось развлекаться, что они изобрели себе еще много всяких забав.
То спустятся на цыпочках в столовую, усядутся там за длинныйдлинный стол и тихонько поют хором. А то постучатся к кому-нибудь в дверь — к повару или к самому директору, им все равно, — и тут же, давясь от смеха, убегают прочь. Выстроятся на своих местах в коридоре и стоят там как ни в чем не бывало. Пока тот, кого разбудили, вылезет в ночной рубашке из постели, чтобы поглядеть, кто к нему пришел, за дверью уже никого и ничего.
Но самое веселье началось, когда наступило лето и в интернате перестали закрывать на ночь окна. Как только в спальнях все затихало, башмаки бежали к окошку, крепко цеплялись друг за друга шнурками и свешивались на улицу словно веревочная лестница, а четыре башмака, те, чья была на этот раз очередь, спускались вниз и шли разгуливать по садам и огородам. Там они украшали цветами свои дырочки и охотились на жуков. Свою добычу они приносили в интернат. Здесь жуков пускали на пол и до самого утра играли с ними в бега или в бой быков. С первыми лучами солнца башмаки сажали гостей на подоконник, чтобы те могли возвратиться к себе домой. Жуки неторопливо ползли по стене дома вниз на землю и делились впечатлениями:
— А знаете, я совсем недурно провел время, — говорил один. — Эти башмаки очень веселый и живой народ.
— Я тоже получил удовольствие, — отвечал ему второй, — только все время побаивался, как бы они нас подошвой не прихлопнули в завершение веселья.
В таких вот развлечениях проходили у наших башмаков ночи, и все было хорошо до тех пор, пока башмаки Ромпетаконеса — озорники, каких мало, — не вздумали покататься на роликовых коньках. Они привязали к себе ролики одного из мальчиков, спустились по башмачной лестнице в сад, стали бегать там по дорожкам, увлеклись и забыли про все на свете. Когда они хватились, что давно пора домой, лестницы на ее обычном месте не оказалось — ей пришлось спешно втянуться в коридор, потому что уже проснулся школьный сторож, который по утрам будил мальчиков.
Башмаки Ромпетаконеса пришли в ужас.
— Ой-ой-ой! Что же нам делать? — простонал левый башмак, отвязывая конек.
— Не знаю. Совершенно не представляю себе, куда же нам деваться до ночи, — отвечал ему правый.
— Тише! Кто-то едет на велосипеде! — шикнул первый.
Они бросились бежать, но было уже поздно: молочник — это он ехал на велосипеде — заметил беглецов и погнался за ними. В тот самый момент, когда они собирались юркнуть под крыльцо, он схватил их и отвез к своей жене, которой сказал так:
— Давай-ка посадим их в клетку к нашему попугаю, а то еще убегут. Они живые, я сам видел.
Будь это какие-нибудь другие башмаки, попугай мог бы научить их разговаривать, не правда ли? Но башмаки Ромпетаконеса говорили не хуже попугая, и поэтому вышло наоборот — они сами стали учить птицу выкрикивать такие слова:
«Вот башмаки Ромпетаконеса! Вот башмаки Ромпетаконеса!»
И они добились своего: когда клетку, как обычно, выставили на подоконник — на солнце, попугай принялся орать во все горло:
— Вот башмаки Ромпетаконеса! Вот башмаки Ромпетаконеса!
Молочник, человек хороший и честный, который никогда не подливал в молоко ни капельки воды из фонтана на городской площади, услышал, возвращаясь на велосипеде домой, эти крики и испугался, что его могут принять за вора. Он бросился в комнату, подбежал к окну и распахнул настежь дверцы клетки.
— Сделай одолжение, отнеси нас, пожалуйста, домой! — попросили башмаки попугая.
Тот ухватился клювом за шнурки, вылетел из клетки и мигом доставил пропажу прямо в интернат.
— Глядите, попугай принес мои башмаки! — закричал обрадованный Ромпетаконес. — Надо его отблагодарить.
Так мальчики и сделали: они дали попугаю конфет и пригласили бывать в интернате каждый день — к завтраку и ужину Постепенно попутай так там освоился, что, когда наступал час кончать занятия в классах, кричал из коридора:
— Сеньор учитель! Уже пора!
Это днем, а ночью попугай был судьей башмачных футбольных матчей и разучивал с башмаками разные веселые песенки. Я бы вам их спел, да вот досада, пролетел скворец — сказке конец.

Большое воздушное сражение
окончилось для зонтиков поражением


Так вот, друзья мои, это одна из самых страшных историй, случившихся в жизни мальчика по имени Ромпетаконес.

Антониорроблес - Сказки города Цветных Ленточек => читать онлайн электронную книгу дальше


Если книга Сказки города Цветных Ленточек автора Антониорроблес дала вам то, что вы хотите, то это - хорошо!
Если так выйдет, тогда можно порекомендовать эту книгу Сказки города Цветных Ленточек своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Антониорроблес - Сказки города Цветных Ленточек.
Ключевые слова страницы: Сказки города Цветных Ленточек; Антониорроблес, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн